пятница, 27 марта 2015 г.

Украина будущего — креативное пространство мира


Олег Пономарь
Мартовские тезисы.
Это всё очевидные на сию минуту вещи, но напишем о них тезисно, чтобы зафиксировать мизансцену в нашей Механической пьесе.
- Карлик после возвращения из плена- это уже совсем не тот Карлик. Функции в принятии важных решений значительно урезаны.
- Управление страной осуществляет Политбюро чекистов и олигархических ельциновских элит.
- Идет постоянный торг с США и их союзниками о модели функционирования России после Карлика. Условия сохранения капитала на Западе, условия хотя бы частичного выхода из-под санкций в обмен на инфаркт Карлика.
- Политбюро согласно на многие условия, но пока не согласно на полную капитуляцию, включая немедленный возврат Крыма и отказ от ЯО.
- США, Канада и Великобритания не вводят убийственный 5ый пакет санкций, не отключают СВИФТ пока идет торг.
Но в тоже время щемят в Лондоне все российские деньги.
- И в тоже время продолжают переброску войск в Европу. Бутылка должна быть плотно закупорена на случай срыва переговоров.
- Конгресс обеими палатами принял обращению к Бараку об оружии для Украины. Карта у Барака на столе.
- Нефть продолжает складироваться, запасы переполнены. Но отмашки на выброс на рынок нет. Ждут окончания переговоров с Ираном и переговоров с Политбюро.
Что дальше?
В конце апреля в Украину прибывают морпехи США. И много нелетального печенья к тому времени уже будет нам поставлено.И к тому времени будет видно, как идут переговоры с Политбюро. Высока вероятность , что Карлик и компания начнут небольшую войнушку для демонстрации того, что полностью капитулировать не хотят.
Но с другой стороны- начинать боевые действия до 9 Мая абсолютно не выгодно с точки зрения мирового пиара. Хоть кто-то, но приедет в Москву. Большая дата, хоть какой-то шанс международно полегитимиться.
Вот такой вот расклад.
Апрель будет интересный.
Но самое веселое начнется в Мае.
А мы чистим автомат)



Недавно обнаружил, что в рассуждениях о будущем Украины сам себя загнал в ловушку. А понял это, услышав интересное определение будущего:» Будущее это то, что принципиально отличается от настоящего по принципу устройства».
Определения, конечно же, есть разные, но только это дало возможность по новому взглянуть на построение картинки будущего.
Например, обсуждая и визуализируя будущее Украины я, как и многие другие, пытался встроить Украину в существующие тренды, геополитические, геоэкономичечкие, культурные.
Но в чем сила и уникальность Украины, если она лишь будет следовать трендам, навязанным иными? Какие у нас шансы стать равноправным субъектом?
Ответ очевиден, в существующей картинке мира, роль, которая может быть отведена Украине — стать глобальным сырьевым придатком мира, возможно, благополучным с не бедствующим населением. Но разве это наша цель?
Построить будущее можно только предложив миру нечто новое, принципиально иное, отличающееся от длящегося последние 70-100 лет «законсервированного» настоящего.
И как эпоха Возрождения принципиально отличалась и отвергала принципы Средневековья, так и Мы, если для нас важно обрести субъектность, должны предложить новый мировой уклад, который будет отличаться правилами, институтами и принципами устройства от настоящего.
Но что мы можем предложить? Что это за новый мировой стартап, и почему он будет успешным? Как Украине стать новым Израилем Европы и Мира, местом, где люди разных стран будет комфортно жить, творить и развиваться?
История не раз доказывала, что украинцы очень свободолюбивый, трудолюбивый и гостеприимный народ. В казачьи поселения стремились свободные люди с разных мест и каждому там было место. Майдан показал, что украинцы сохранили способность самоорганизовываться, быть свободными и в то же время соблюдать написанные правила (тот же алкоголь не был формально запрещен, но никто не пил). А известный украинский писатель и философ Густав Водичка определил как-то после своих изысканий, что архетип украинца — анархист, человек, неприемлющий власть над собой, что лишний раз подчеркивает генетическое стремление людей к свободе.
В Киеве есть интересное место — такое себе «антикафе» «Креативное пространство Часопыс», уникальность его заключается в людях, наполняющих его. За соседними столиками комфортно себя могут чувствовать бизнесмены, обсуждающие сделки, программисты, пишущие свои коды, студенты, творческая интеллигенция. Объединяет этих людей, на мой взгляд — свобода творчества, свобода перемещения, соблюдение написанных правил (никто не мешает друг-другу, хотя бывает многолюдно). Им там удобно, там хорошая локация и приветливый персонал, заведение вдруг стало популярным.
И концепция этого заведения, принципиально отличающегося от других кафе и коворкинговых центров натолкнула меня на мысль о возможном будущем Украины, его месте в мировой системе.
А что если принципиально новое будущее Украины —  стать таким себе «креативным пространством Мира», удачно расположенным, местом, где креативные умы, свободные люди, бизнесмены из стран бывшего Союза, Восточной и западной Европы, других континентов будут себя комфортно чувствовать, творить, креативить, порождать новые идеи и продукты. Где нет ограничений на перемещение творческих людей и креатив, не будет ограничений на переток капитала, простые и понятные правила, налоговая система, приветливый качественный государственный сервис?
Может быть будущее Украины не следовать трендам, хотя это тоже даст Украине свои преимущества, но создавать свои, стать европейским «островом свободы». Свободы экономической, творческой, культурной.

Вот только представьте, что Украина начала привлекать лучшие умы, растет количество технологических стартапов и предпринимателей, развиваются исследовательские центры и опекающие их венчурные фонды. Крупнейшие компании мира открывают в Украине R&D центры, здесь же создают мощности для изготовления новой, здесь же придуманной продукции.
Образование будет тесно переплетаться с наукой, современная лабораторная база, актуальные специальности будут привлекать талантливых студентов со всего мира, которые будут оставаться в Украине и пополнять креативный класс.
Свободолюбивые предприниматели со всего мира будут стремиться в  страну с открытой экономикой, комфортным налоговым климатом, атмосферой, генерирующей новые идеи и простым доступом к капиталу. В Украине будет активно развиваться  средний класс, который станет основой украинского государства.
Государственный аппарат будет технократичен и «клиентоориентирован», оказывая своим клиентам — резидентам Украины и ее гостям лучший государственный сервис.
Будучи страной с либеральной экономикой в Украину потекут капиталы, будут создаваться новые производства, продукция которых будет продаваться по всему миру. Современная транспортная инфраструктура сможет обслуживать е только украинский экспорт, но и  крупные мировые транзитные потоки.
Но это на главное. Только представьте сколько новых стартапов будет создано в Украине, сколько появится новых разработок, которые перенесут нас в 3-е тысячелетие.
Мир меняется очень быстро, и то, что вчера казалось незыблемым вчера, сегодня становится пеплом. Aple заново изобрел телефон, Тесла и Гугл создают машины будущего, частные компании организовывают полеты в космос, появляются новые материалы, прочнее стали.
Америка — мультикультурная страна, создав либеральные условия смогла привлечь лучшие умы планеты, привлекая их свободой и построила крупнейшую экономику. Израиль построил уникальную модель экономики воюющей страны, и сегодня Израильские стартапы лидируют по количеству размещений на Nasdaq. Сингапур без сырьевых ресурсов ворвался в первую лигу государств, построив правильную модель работы с инвесторами, культивируя меритократическую модель управления государством. Всегда есть место для «своего голубого океана».
Все меняется, и шанс стать субъектом есть  только у тех государств, которые не следуют трендам, а создают их. И будущее Украины, если мы хотим строить свое будущее — не просто следовать трендам, а создавать свои.
В то время, как весь мир становится все более регулируемым, ограничивая свободы для бизнеса, граждан, капитала, Украина может предложить ту самую свободу, которой так не хватает и стать новым «креативным пространством мира».
Источник



Когда государства Израиль еще не было, но были евреи, которые страстно мечтали о своем государстве, Эдмон Ротшильд помогал им передовым сельскохозяйственным оборудованием, домами и образованием, чтобы земля начала кормить евреев. Кто был в Израиле, тот видел, что на любом клочке земли растут цитрусовые, овощи, зелень: на полях аэропорта Бен-Гурион, на выжженной земле, в кадках, соединенных между собой шлангами с водой... Знания и труд могут заставить плодоносить любой клочок земли. Но нужно работать и учиться, а это мало кто любит. У Украины есть потенциал, но потенциал нужно развивать. Володя Парасюк и другие светлые верующие в наши богатства будут разочарованы пониманием, что "не красть" уже недостаточно. Нужно быть конкурентными. Нужно учиться получать больше урожаев, разводить свиней, коров, решать проблему с молоком, качество которого, несмотря на обилие рекламы, столь низкое, что МакДонадьдс с трудом выбирает на всю страну одного поставщика, качество которого соответствует стандартам этой великолепной забегаловки. Украину не спасут ни Петя и ни Беня, даже если их на радость всем фанатам вокально-инструментального ансамбля ГРУ ГШ "Зрада" выведут с какого-нибудь заседания в наручниках. Украину спасут люди, которые накормят и оденут страну. Оденут не в джинсы со стразами на жопе, и накормят не крабовыми бургерами с фестиваля уличной еды, которую не может позволить себе средний украинец. Украину не спасут люди с мышлением "внутренний рынок нас не интересует" (представьте, я много раз слышал такой тезис от представителей диджитального сообщества), потому что этот тезис - симптом жестокой гражданской травмы. Если не будет внутреннего рынка: от еды до ценителей музыки, не будет страны. Страна должна накормить себя, а кроме того порождать идеи, бренды, товары, конкурентные на внешних рынках. Текущий тренд Украины - сырьевая жопа, из которой все еще можно что-то наковырять. Но тут обитает больше сорока миллионов человек - и это огромный рынок, это сам по себе гигантский ресурс. 8 миллионов израильтян определяют политику Ближнего Востока. На что способны 46 миллионов украинцев?