пятница, 20 февраля 2015 г.

Глобальная ставка победы или поражения Украины в войне на Донбассе

С момента «революции достоинства» прошел год, который прошел под знаком войны, разрушений и обнищания населения. В сочетании с последними неудачами на фронте легко впасть в панику, которой можно противопоставить только ясное понимание логики происходящих процессов. Главный вопрос, на который должен дать ответ каждый украинский гражданин — между кем и за что каждый день на восточной окраине Украины идут крупнейшие в истории послевоенной Европы бои с применением всех видов сухопутных войск.

Глубоко символично, что несмотря на никак не прикрытую агрессию со стороны режима Владимира Путина, между Украиной и Российской Федерацией нет объявления войны на государственном уровне. Дело в том, что в строгом смысле война идет не между этими двумя государствами, но между украинским гражданским обществом (условным майданом) с одной стороны и путинским режимом, при косвенной поддержке остатков Второй республики внутри Украины с другой. Последняя группа — это некомпетентные политики и чиновники, которые хотят жить и воровать как до-майдана, и не нести ответственности за свои решения. Своим бездействиями или действиями они оказывают прямую поддержку внешнему агрессору.
О чем же это война? Ответ на этот вопрос находится в трех плоскостях.
Прежде всего, на кону находится право украинского государства на независимую внешнюю и внутреннюю политику, на государственный суверенитет. В сложившихся обстоятельствах в этом вопросе чиновники и политики второй республики становятся на сторону украинского общества, поскольку потеря внутреннего суверенитета может лишить их возможности паразитировать на денежных потоках внутри страны, для контроля над которыми Москва найдет своих людей.
В тоже время суверенитет украинского государства лишь вершина айсберга войны. Сейчас на Донбассе решается вопрос о судьбе постсоветского пространства. Первая альтернатива — оно будет целиком затянуто в воронку саморазрушения, формирующуюся на месте Российской Федерации. «Русский мир», реализуемый путинской элитой, это даже не движение назад, регресс по образцу Исламского государства, но движение в никуда. «Русский мир» — это рай для небольшой властной группы, которая, обладая неограниченным аппаратом принуждения, паразитирует на всем живом и развивающимся. Но с каждым годом живого все меньше — оно просто не растет в такой почве. В результате властные паразиты оказываются в тупике — паразитировать не на ком, а не паразитировать они не могут. Это — проект, обращенный в ничто, не имеющий никакой позитивной повестки дня, но стремящийся лишь разрушать все находящееся вокруг себя. Ядерный шантаж — логический венец такой политики.


Вторая альтернатива — украинскому гражданскому обществу удастся создать альтернативный проект пространства развития, государство, в котором создана среда для раскрытия потенциала каждого гражданина, стремящегося действовать и работать, а не сидеть и ждать. В силу размера своей территории и населения только Украина может создать альтернативный московско-имперскому проект: условное Великое Княжество Литовское и русское. О характеристиках такого проекта писалось уже не раз. Страх перед таким сценарием — одна из главных фобий кгб-шной элиты современной России. Эффективная, сильная и современная Украина навсегда поставит крест над амбициями Кремля. Поэтому, одной из причин, по которой у Путина в целом не было принципиальных проблем с украинской второй республикой, поскольку ее руководители никогда не ставили своей целью осуществление такого проекта. Майдан же ясно дал понять, что он будет менять страну, и менять именно в направлении «кошмарного сна Москвы». Критическим стало то, что победа в 20-х числах февраля была достигнута не благодаря переговорщикам от «оппозиции», но вопреки им. Именно гражданское общество выгнало Януковича с Банковой, продемонстрировав, что за свои идеи оно готово даже умирать. Страх перед этими людьми стал катализатором решения Путина о начале агрессии. В итоге, сейчас у Украины другого выбора, кроме как радикальной трансформации, не существует: либо произойдут принципиальные изменения, которые выведут страну в региональные лидеры и центр притяжения человеческого капитала со всего пространства бывшего СССР, либо война будет проиграна, а Украина исчезнет в грядущем хаосе.
Наконец, война в Донбассе поставила вопрос и о будущем Европы.Европейский союз в украинском кризисе отчетливо продемонстрировал неспособность противостоять вызовам 21 века. Организация с крупнейшей мировой экономикой оказалась не способна предотвратить полномасштабную войну у своих границ, подавить откровенно проплаченные Путиным движения внутри Европы («Йоббик», «Национальный фронт», «Сириза» — список можно продолжать). При этом, политика Путина — не является причиной европейского кризиса. Просто благодаря его действиям стало очевидно, что старая европейская стратегия не работает. Европа слишком долго занималась изоляционизмом. Укрывшись ядерным зонтиком США и постоянно сокращая оборонные расходы, Старый свет решил создать свой отдельный благополучный мир со своими правилами. Однако, в замкнутой системе, которой является планета Земля, закрыться от проблем и вызовов невозможно. Рано или поздно в материальный рай, не желающий себя защищать придет необразованный, но агрессивный варвар со стороны. Сейчас этим варваром оказался Путин, но желающих много и без него — ИГИЛ лишь самый известный пример. В долгосрочной перспективе постмодернистская самоизоляция Европы себя уже исчерпала. Нужен новый проект, лидером которого и сможет стать закаленная в боях Третья украинская республика. При условиях победы в противостоянии с Москвой и эффективной модернизации архаичной экономики и социальной сферы, Украина получит достаточно престижа и уважения на международной арене, чтобы стать европейским региональным лидером.
Вот реальный масштаб нынешнего конфликта на востоке Украины, и логично, что действия украинского гражданского общества должны соответствовать этому масштабу. Сейчас его главной слабостью является отсутствие политических институтов, отражающих интересы этого общества: партий, объединений, парламентских групп. Без этого наладить эффективный контроль над исполнительной властью не получится, равно как и провести необходимы экономические реформы, о которых за прошедший год было много сказано, но мало сделано.
Ближайший год будет критическим, война на востоке страны совпадет с тяжелейшим после 1991 года экономическим кризисом, в котором падение гривны является лишь первым сигналом. Сейчас, не греша против истины, украинское гражданское общество может сказать остальному украинскому населению лишь слова Уинстона Черчилля, сказанные им 13 мая 1940 года, когда победа стран, боровшихся против Гитлера казалась практически невероятной:
«Мне нечего предложить вам, кроме своей крови, тяжкого труда, слез и пота. Впереди у нас суровейшее испытание. Впереди у нас многие, многие месяцы борьбы и страданий. Вы спросите: какова наша политика? Отвечаю: вести войну на земле, на море и в воздухе. Вести войну на пределе своих возможностей и сил, дарованных нам Господом, против чудовищного тирана, равного которому не было среди самых жутких и гнусных преступников в истории человечества. Такова наша политика. Вы спросите: какова наша цель? Отвечу всего одним словом: это победа. Победа любой ценой, победа вопреки всем ужасам, победа, как бы ни был долог и труден путь к ней, ибо без победы нас больше не будет».
Источник