вторник, 5 мая 2015 г.

Что празднуем?

Оригинал взят у в Что празднуем?

"Каких же мы парней теряем! И когда же в России закончатся дебилы? Ну как же это надо так умудриться, чтобы 84% дебилов в одной стране? Ну, хоть что-нибудь предложите миру, кроме своих угроз уничтожить весь мир. Нельзя же в век компьютерных технологий жить в системе ценностей, которая существует только за счет человеческих жертв. Не зря ведь Булгаков свою сатаниану в Москве писал. Ох, не зря. Но рано или поздно Путин уйдет, а вы останетесь у разбитого корыта со всем этим сатанизмом, позором и бесчестием."



Ну, надо же? Пошла в Твиттере поискать сатанинские картинки, с георгиевскими ленточками и беснующимися ватниками, а наткнулась на это.

Кафедральный собор Вероны, 14 век. Фреска "Похороны Сатаны".

Ну и что еще можно тут добавить, если столько подсказок свыше, что становится страшно. Больше уже ничего искать не захотелось.

Забуду все домашние заботы,
Не надо ни зарплаты, ни работы -
Иду себе, играю автоматом,
Как просто быть солдатом, солдатом!
Иду себе, играю автоматом,
Как просто быть солдатом, солдатом!
А если что не так - не наше дело:
Как говорится, родина велела!
Как славно быть ни в чем не виноватым,
Совсем простым солдатом, солдатом.
Как славно быть ни в чем не виноватым,
Совсем простым солдатом, солдатом.

Это из песни Окуджавы.  Знаете, меня тут в Твиттере один балбес, кажется из Питера, все время достает своим днем Победы. Больные люди, сделавшие войну своим национальным достоянием наравне с газом, нефтью и золотом. Я знаю, что в некоторых африканских  племенах принято устраивать из похорон праздники. Они просто верят, что жизнь после смерти не кончается и дальше душу усопшего ждет счастливая жизнь. Поэтому и празднуют. Что празднует Россия, в которой с времен дедушки Ленина в головы с пеленок вбивался атеизм - не знаю. Как еще можно назвать этот пир на весь мир на костях миллионов убиенных, кроме сатанизма? Именно поэтому, даже если жизнь после смерти не кончается, россиянам надеяться не на что. Слишком  уж они нагрешили здесь.


Мне подруга из Крыма написала: " Жалко, что ты сейчас не здесь. Это такой супер мега писец, что словами передать невозможно. Трехлетние дети ходят в солдатских галифе и кителях с георгиевской лентой... Это такое зрелище, что римляне бы обзавидовались, глядя на этих баранов в ленточках. Даже собаки с ленточками. Демонстрация на 1-е мая была как в моем детстве. Мне кажется, я вывела наконец-то формулу. Чем тупее народ, тем больше шансов на тиранию! И азиатчина тут ни при чем". Думаю, что такой же цирк и на Донбассе. Не понимаю, как люди  позволяют сами себя превращать в баранов.

Долго думала, как написать этот пост, понимая, что нарвусь на кучу таких же балбесов, как тот из Твиттера, который пишет, что мы не празднуем их праздник Победы, потому что - фашисты, а вступать с балбесами в дискуссию на эту тему я не хочу. Мне вспомнился один мой разговор с Булатом Шалвовичем Окуджавой, где просто случайно зашла речь о войне, а он сказал, что ему стыдно вспоминать войну - старается о ней не думать. Испытывает глубокое  чувство вины перед другими народами, за всё то паскудство, которое они им принесли с собой.  Я тогда не очень удивилась, поскольку не знала таких фронтовиков, которым бы было приятно вспоминать о войне.

В то время у нас в филармонии еще работали фронтовики, а накануне дня Победы всегда профком устраивал для них вечеринку, на которую приглашали и всех пенсионеров - бывших сотрудников-фронтовиков, которые когда-либо у нас работали. Какие-то подарки им всегда собирали от профкома. Они приходили просто повидать друг друга, пообщаться, но не о войне. О ней не говорили. А если кто-то вдруг начинал, в основном подвыпивший, то лучше бы и не слышал то, о чем он говорил. Вот мне и подумалось, что вполне вероятно, если кое-что из того, о чем мне говорил батоне Булат, он мог говорить и еще где-то - открыто. Вот именно их словами - ваших же  фронтовиков я и решила поговорить с вами. Может хоть так дойдет что-то? Все фамилии этих настоящих фронтовиков - писателей и поэтов - вам хорошо известны. И начну я с того, что должен знать каждый  россиянин!
Писатель Виктор Петрович Астафьев

"После ранения последнего я долго лечился, еще дольше мотался. Я все пытался прорваться на фронт, к своим. Но уже тогда, видимо, таких гавриков было много. А главным образом, толпы ехали в Германию: и гражданские, и всякий народ тянулся там, в Кенигсберг - что-нибудь дернуть, увезти оттуда. А поскольку мы еще и трофеи везли, то на пограничных станциях всяких эту орду всю сгребали и куда-нибудь отправляли. И я попал в Ровенский конвойный полк. Полк - ужасный, и чем он занимался - ужасно. Он, собственно, воевал то, что называется “с бендеровцами”. Войну возбудили наши: этим переселением, преследованием, походами Ковпака и других генералов туда - без продуктов и без тылов, ограблением этих крестьян, которые жили прекрасно, кстати говоря. Но мы возбудили эту лесную войну. Мы возбудили! Они воевали до 52-го года, все лупили нас… Они очень много вывели у нас войска, и покалеченных людей уже на войне, нестроевиков направляли туда. Я очень быстро понял, что это за полк, я его описал в последней повести. Это мерзопакостная часть! Люди там испорчены были в пух и прах: грабители, мародеры, ворье, предатели, стукачей там было!... Избалованные страшно, трусы жуткие. Любой подставит любого. Я, в общем, скоро смылся оттуда. Самым настоящим образом сбежал с одним товарищем. Нашел момент, уже битый был…"

Вот о том, что вытворяли эти "братья" НКВДшники - уже давно не секрет, как и то, что эту войну "с бандеровцами" начали именно они. Но до какой же степени нужно быть подлецами, чтобы до сих пор исходить желчью и орать со всех своих говноканалов о страшных бандеровцах? Ведь если разобраться, то вся вина этих самых "бандеровцев" только и была в том, что они хорошо жили. Хотя насколько хорошо можно было жить после войны? Но жили лучше - уже приговор. Только одно это уже было преступлением. В начале 30-х они устроили голодомор, только потому, что по их понятиям у нас лучше жили, в конце 30-х Сталин начал втягивать нас в разные войны. Опять никто не считал потерь. Астафьев говорит, что во Второй мировой погибло сорок семь миллионов вместе со всем мирным населением. Сколько из них украинцев? Кто это может сказать точно?

Но Сталину было этого мало, ему еще нужно было раскулачить Западную Украину. Еще и в 50-е добивал "бандеровцев". И все только затем, чтобы не жили лучше. Ну, ёшкин кот, разве не то же самое сейчас делает Путлер? Забрать Крым, разорить, разграбить. Разрушить Донбасс. Всё те же падлючие методы. И всё только ради того, чтобы не жили лучше. И как тащили раньше из Европы трофеи, так сейчас тащат его с Донбасса. Как утилизировали свой народ, не считая потерь, так и сейчас - никто не считает.

"Я только что прочел в одной книге о том, что нас должно быть уже сейчас 600 миллионов! С одной стороны, оно бы, конечно, хорошо 600 миллионов, а с другой - мы не можем прокормить и полтораста, с протянутой ручкой бегаем за границу. Но это надо уметь. Надо быть очень гениальными руководителями, как говорил кто-то из буржуев, чтобы такую страну, как Россия - с ее пространствами, резервами всякими, залежами, фондами и нефтью,  углем и всем остальным - оставить голодной. Надо быть очень гениальными. А я думаю, что надо просто сверх гениальными быть, чтобы довести до такого состояния. Вот такими сверх гениальными у нас и были руководители-коммунисты.  Они, правда, все спирают сейчас на демократов на новых, но это такая дешевка уже, что чуть-чуть разумный человек, детсадовец старшей группы уже не верит этому. Разрушалась долго, надсаживалась Россия, ломался через колено хребет русского народа. Вот сломали - теперь бесхребетный он. На все наплевать ему".

Это, слава Богу, что Виктор Петрович не дожил до сегодняшних дней! Или народ российский до такой степени деградировал, что на детсадовца старшей группы уже не тянет. Я только могу себе представить, что написал бы Петрович сейчас, если бы увидел на улицах России весь этот сатанизм, который там сейчас творится. Ведь они, Петрович, не только не убрали косточки той войны, они, Петрович, уже свежих по полям Донбасса и Ростовской обл. успели припрятать.

"Вы знаете что, если вы хотите узнать мое отношение к этому всему. Вот как сейчас я вижу, что медалями этими брякают, языком звякают, пляшут, танцуют, ура кричат… А если по-хорошему - всем нам - и воевавшим, и не воевавшим, и вам, и радио, и телевидению, и издательствам всем - надо выйти на улицу и помолиться в День Победы за убиенных. И постановить, что если уж не убрали до сих пор, то в ближайший год хотя бы убрать косточки не похороненные по лесам -  волховским, ленинградским, новгородским, по всем лесам. За границей убрали косточки убиенных солдат - у нас валяются. Вот чего стыдно! Молиться надо, чтобы нам Господь простил этот страшный, тяжкий грех. Вы знаете, что в христианском мире после большой битвы всегда происходил молебен. Все, от маршалов, от главнокомандующих до солдат, становились на колени и просили у господа прощения за великий грех пролития крови. Понимаете? Мы не попросили прощения до сих пор! Немцы те хоть каются - где словесно, где умственно. Они тяжко искупают свой грех -за нами, вроде, и греха нет! Ни за коллективизацию, ни за Гражданскую войну, ни за междоусобицы, ни за то, что в “локальных войнах” мы проливаем кровь и гробим русских людей. Ну, хотя бы за это покаяться! Ну, хотя бы за то, что не прибрали косточки солдат своих, которые нам шкуры спасли и мир спасли, между прочим. Я думаю, что это был бы лучший памятник, если бы все помолились..."

Вы слышите, ватники? "Становились на колени и просили у господа прощения за великий грех пролития крови". Вы же не понимаете не только нас, стоящих на коленях перед своими мальчиками, убитыми с вашего молчаливого согласия, но и весь христианский мир. У вас попы оружие раздают, убивают, учат вас ненавидеть. И вы ненавидите. Ненавидите сейчас внуков бандеровцев за то, что когда-то их деды  жили лучше ваших дедов. Вам больше ведь не за что их ненавидеть, потому что они не только ничего плохого вам не сделали, но вы их в глаза никогда не видели. Вот вы и придумали для себя отмазку про злого Бандеру, которого немцы в концлагере гноили, а ваши КГБ-шники грохнули. Но у вас же к немцам претензий нет, вы же с немцами теперь дружите, вернее, ваш Путлер - большой друг немцев, а вы же всегда дружили по предписанию. Сказали вам, что немцы друзья, теперь хохлы - враги и вы все дружно впали в особый вид бешенства, про который вам из говноящика говорят, что это патриотизм. Не верьте! Ничему не верьте. Это не Бандера плохой, а ваши отморозки, которые его убили.

Писатель-историк Юрий Давыдов:
Наши истории до сего дня продолжали ту линию, которая была свойственна военным историкам старой России. Вот был такой Михайловский-Данилевский. Он писал историю войны 1812 года. Так про него говорили, что он все время меняет в войне генералов: какие ему были выгодны, - а он сам был генерал, - тех он подставляет на главную роль. И когда он помер, то князь Меншиков (не тот, не петровский, а тот, который был при Николае Первом) сказал: “Ну, еще один баснописец помер!” Так вот все эти годы у нас были все баснописцами. А ведь даже создан был институт военной истории, сидят “погонные люди”, с большими звездами на погонах и пишут, и пишут, и пишут… И только все меняют. Так вот, я вам скажу мое историческое заключение. Да, люди часто говорят: “История все расставит по своим местам”. А недавно подумал: “История бы расставила, да мы, историки, ей не даем!”

Так что там вам Путен про переписывание истории рассказывает? Чему теперь наших детей в Крыму учить будут? Пока многие там сопротивляются вашему мракобесию, особенно старшеклассники. Не так-то просто детей, родившихся в свободной стране и находящихся в здравом уме, заставить быть даунами.

"Многие обвиняли Сталина, и справедливо, что он не хотел верить данным разведки. И он никак не мог поверить, что два бандита сговорились и чтобы один пахан обманул другого пахана! Это же логика такая была. И он дико растерялся, когда это случилось. Ведь мемуаристы отмечают, что его первые дни даже не было в Кремле, он уехал сходу, как только все началось, бросил все на штабы и уехал. Но только мне кажется, что только один из мемуаристов, тогдашний народный комиссар военно-морского флота Николай Герасимович Кузнецов в своей книге написал, что “мы, высшие военачальники, должны разделить со Сталиным ответственность, потому что никто из нас не сказал ему прямо: “Отечество в опасности!”. Прямо никто не говорил этого, из страха. За это его после войны и гоняли, разжаловали, и очень не любило наше высшее политическое руководство. Вот вам пример настоящего патриота, настоящего военачальника. Тот же самый Кузнецов, кстати, перевел флот в боевую готовность номер один, не спрашивая, не согласовывая, почти тайком, потому что тогда бы ему сказали, что он провоцирует немцев. Он тихо, через командующих флотов… И поэтому когда был первый удар, Севастополь ответил. Его сейчас и не вспомнили даже в этот момент - может, только моряки и вспомнили. А так, всенародно - нет! А я считаю, что помимо военного подвига, это еще и гражданский подвиг настоящего человека".

Юрий Давыдов рассказал, что когда стали приходить англо-американские конвои с лендлизом - с вооружением, с продовольствием. Северный флот, в частности, занимался тем, что охранял и встречал эти конвои на подходах уже в норвежских водах. Они тогда познакомились там с американскими военными и когда вместе выпивали, то сказали им, что теперь вместе будут Берлин брать. А американец им говорит, что нет, берите сами. Это вам пофиг сколько вас умрет - вас много, а я у родителей один. А это дурачье радовалось, что союзники им уступили Берлин. Плевать на потери. "Мы за ценой не постоим!" Что за страна и что за люди такие в ней ненормальные в таком количестве? Мелитона Кантарию, который для них в 45-м знамя на Рейхстаг водрузил, они в 93-м выгнали из его родного Сухуми, несмотря на то, что был Героем их Союза. Он так и умер беженцем. Но ведь это ватников не волнует.  Вас вообще не волнует то, чем нельзя гордиться.
Терпилы. И этим научились гордиться.

"Сталин имел цинизм и наглость произнести тост “За терпение великого русского народа!” - и все мы дико обрадовались: “Вот спасибо, вот спасибо, похвалил!” Особенно всякие маршалы были счастливы, когда он это сказал на банкете тогда. За что похвалил? Он настолько был всесилен, что мог бы… Другие бы сказали этому правительству, когда началась война: “Уходите! Вы нас привели сюда”. Но светлый ум и терпение русского народа не дали это сказать. И вот, значит, он поднимает тост “За терпение!”...

Поэт Булат Окуджава
"Вот вы спрашивали о победе. Знаете, мне сейчас трудно говорить что-нибудь. Да, воевали. Да, очень большой кровью, часто лишней. Да, победили… А что мы совершили, победив? Да, отстояли свою землю. И отстояли этот страшный режим. Понимаете? Отстояли его… Вот недавно по телевизору я видел страшную совершенно картину: там ведущий, группа людей сидящих, и они обсуждают разные проблемы, разные вопросы, спорят, зашел разговор о войне… И там сидел один среднего возраста человек, который очень точно характеризовал обстоятельства наши. А потом выступил пожилой человек, старик, который, выпучив глаза, истерично стал кричать, как он ненавидит немецких фашистов, за то, что он в лагерях уничтожали людей. Согласен с ним. Но почему же он не сказал о наших лагерях, которыми была заполонена вся Сибирь и все Поволжье, и весь Юг наш, где тоже уничтожали людей? Он или не хочет об этом думать, или просто не думает об этом никогда. Он дитя того времени, его воспитывали так: “Фашисты - плохие, а мы хорошие”. А люди, неспособные к анализу собственной жизни, - это несчастные люди. А большинство воспитывалось в этом духе. Ты не должен думать - за тебя думают, ты делай свое дело, получай свою небольшую зарплату, чтобы прожить и не протянуть ноги, и запомни, что на Западе все умирают с голоду, а мы живем хорошо…

Потому что всякому обществу хочется гордиться, а у нас с каждым годом, чем больше мы узнаем, тем меньше поводов для гордости. Понимаете, мы были самое прогрессивное общество, как нам заявляли, самое передовое, самое превосходное, самое лучшее, а теперь, постепенно, вдруг, с появлением новых материалов, с разоблачением прошлого вранья, вдруг начинает выясняться, что мы общество, у которого много недостатков, слабостей, просчетов, преступлений. В общем, ничего особенно такого мы собой не представляем - обычное человеческое общество, и хвастаться нечем. Нас все время учили хвастаться, понимаете, все время. Это главное, что нас поддерживало. Это главный был костер, на котором горело все и сверкало. А тут выяснилось, что нет, не так уж мы и замечательны, и что многому нужно учиться. И многое нужно пройти. И многое мы познаем сейчас, многое. Я встречаю людей, я вижу, как открываются глаза у людей, и как они постепенно, с ужасом, но начинают понимать истинную суть вещей. Но есть вещи, которым мы никак не можем научиться. Вот, например, покаяться в собственных грехах мы не умеем.

Ну, ужасных вещей много произошло. Конечно, это тоже, знаете, когда дверь открылась, и все разрешилось. Громадное количество людей бросилось в церковь, начало молиться, хотя никакого отношения к богу и к небу не имеет. Но захотелось, ну хоть внешне - ну, ладно. Забыв о том, что наша церковь - такая же, в общем, как и наше государство, как и наше общество, и ей тоже нужно меняться, переделываться, менять свои функции... Ну, хорошо, люди спасаются, их осуждать за это нельзя. Они надеются, что если помолятся один раз в церкви, то что-то произойдет, как-то будет лучше, легче. Да, и слово покаяние, и много-много других слов, которые вошли в наш обиход, не подтверждаются пока внутренними какими-то изменениями. Но что делать? Внезапно открылась эта дверь, вот в чем беда, поэтому все это хлынуло, плохо продуманное, плохо усвоенное. Я думаю, что постепенно общество научится себя понимать, научится себя осознавать, научится стремиться к человеческому достоинству".



Поэт Юрий Левитанский:
"Я давным-давно ничего не пишу о войне. И, Вы знаете, по двум причинам. С одной стороны, просто поэзия что могла, то уже в основном сказала. Мы были, - не все, но большинство, - мы были слишком юные для этого люди, чтобы осмыслить, понять всё, что с нами тогда  происходило. Поэтому, тогда что–то было -  выплеснулось. Теперь едва ли есть смысл к этому возвращаться. Я не думаю, чтобы кто-то вернулся. Другое дело - проза. Проза ещё, я уверен, будет неоднократно к этому возвращаться и осмысливать заново, потому, что правда о войне далеко-далеко ещё не вся сказана.

Это одна причина. И вторая: я давно стал понимать, что гордиться мне нечем тут, Вы понимаете. Ну, гордиться вообще глупо чем бы то ни было. Я по натуре не гордец, поэтому, чего я буду гордиться? Ну, в частности, этим вот гордиться – вот я, значит, воевал я тут. Тем более что я давно стал понимать, что к примеру скажем, то, что называют освобождением Восточной Европы, где я участвовал, а я шёл через Румынию, Венгрию, Чехословакию…И я уже давно стал понимать, что я им принёс кусок моего же рабства, и мне тут гордиться никак невозможно. И я потом перестал заикаться даже на эту тему.

Что касается меня, я давно уже, много лет этот праздник не праздную, ибо даже затрудняюсь, как это правильно было бы этот день определить: праздник ли это? Если праздник, то вероятно, это праздник окончания войны. В этом смысле он был праздником для всех, и нас,  участников ее, и наших родителей, для которых это был праздник. Война кончилась – те, кто остались живы, они уже живы – их уже завтра не убьют. В остальном для меня это праздником как-то давно не было, потому что это день большой печали. Это память о тех миллионах людей, которые погибли, и что самое печальное, самое обидное, что многие из них, огромная часть, погибла не за Родину, нельзя так сказать, потому что они погибли просто от нашей безалаберности, бездарности наших военачальников, от жестокости немилосердной того, что мы позже назвали культом личности. Совершенно несправедливо назвали, ибо это был культ вождя. А культ личности каждого человека – этого у нас не было никогда, к сожалению.
Поэтому для меня это не праздник, тем более, что из моих однополчан мало кто остался. Так что для меня, во всех смыслах, когда наступает день 9 Мая, это день печали большой. И ещё, я от Вас не скрою то, что меня вдвойне отодвигает от празднования этого, – это то, что власти наши так неприлично эксплуатируют это: опять какие-то дивиденды с этого хотят получить, с этих слёз, искренних слёз этих людей, которые пережили, потеряли, а делать бы этого не должно.
Ну что с того, что я там был. В том грозном быть или не быть.
Я это все почти забыл, я это все хочу забыть.
Я не участвую в войне, война участвует во мне.
И пламя вечного огня горит на скулах у меня.
Уже меня не исключить из этих лет, из той войны.
Уже меня не излечить от тех снегов, от той зимы.
И с той зимой, и с той землей, уже меня не разлучить.
До тех снегов, где вам уже моих следов не различить.
Но что с того, что я там был?

Все вышеприведенные цитаты взяты мною из одной старой радио записи. Эта запись была сделана 20 лет назад - к 50-летию Победы. Особо упоротые рашисты, могут проверить написанное выше по этой ссылке "Моя война и наша Победа" У меня цитаты только части ее участников. Кто хочет, может ее послушать всю.

Нет, не хочется мне сегодня картинками из российского Дурдома веселиться. Лучше я своих родных бандеровцев поставлю и Адочку - самую главную и любимую бандеровку. Каких же мы парней теряем! И когда же в России закончатся дебилы? Ну как же это надо так умудриться, чтобы 84% дебилов в одной стране? Ну, хоть что-нибудь предложите миру, кроме своих угроз уничтожить весь мир. Нельзя же в век компьютерных технологий жить в системе ценностей, которая существует только за счет человеческих жертв. Не зря ведь Булгаков свою сатаниану в Москве писал. Ох, не зря. Но рано или поздно Путин уйдет, а вы останетесь у разбитого корыта со всем этим сатанизмом, позором и бесчестием.
Джеймс Вулси, возглавлявший раньше Freedom House еще в начале 2006 года назвал Россию фашистской. Он сказал тогда: "Было время в начале 90-х, когда мы сотрудничали с секретными службами России, но теперь они, очевидно, решили попытаться возложить вину за свое скатывание к фашизму на западные спецслужбы. Мистер Путин и его дрейф к фашизму в России противоречат ходу Истории. Им не добиться успеха и в конечном итоге их ждет поражение".  Помню, как над ним тогда откровенно смеялись, а россияне открыто называли его придурком. Возможно, что из-за таких резких высказываний его и сняли. Он тогда очень сильной критике подвергал деятельность неправительственных организаций, в том числе и Freedom House, именно за то, что они не оказывали должной поддержки движению демократии в Украине. И как же он оказался во всем прав по отношению к России. Мне ведь и самой тогда казалось, что он очень сильно преувеличивает, а он пытался достучаться до всех уже тогда, прекрасно понимая, с чем имеет дело. Простите нас, родные наши мальчики, что не уберегли вас. Простите наших жадных и никчемных политиков, которые теперь вашими жизнями прикрыли свои задницы и свою дурость в этой бессмысленной и тупой войне. Русский мір - это не только наша трагедия. Это безумие - трагедия всего человечества.