суббота, 6 июня 2015 г.

Россия: страна вечно обиженных

Чтобы в ложь поверили, она должна быть грандиозной. 66% россиян были уверены в том, что в Украине ущемляется русский язык, 38% - что русских здесь подвергают психологическому давлению, а ещё 32% – что на русских оказывают давление физическое. В общем, неудивительно, что сотни россиян по зову сердца отправились в Донбасс защищать своих соотечественников от «Правого сектора», а заодно – от Губки Боба, гомиков и прочих ужасов Евросодома.

Когда Остап Бендер больше не смог притворяться гроссмейстером, он устроил драку и сбежал. Примерно так же поступил Путин, хлопнув дверью и ударившись в изоляционизм. Блажь про сакральный Крым и защиту русских от карателей «Правого сектора» - не более, чем повод бросить шахматные фигуры в лицо миру, чтобы потом забиться в медвежий угол, судорожно вцепившись в ядерную дубину.

На днях в России ввели санкции против западных политиков, поддержавших Майдан. Как объяснили в МИД РФ, эти персоны ответственны за «гонения и дискриминацию», которым сейчас подвергаются русские Украины. В ЕС отреагировали предсказуемо снисходительно. «Русских людей обижают» - универсальный аргумент Кремля. И даже больше – это новая идеология России.

Доктрина обиды

Россия – самая большая и самая обиженная страна на планете. По крайней мере, именно в этом убеждают россиян кремлёвские идеологи. Американцы, прибалты, грузины, украинцы – кругом враги, которые спят и видят, как бы сжить Россию со свету. Даже санкции – не реакция на аннексию чужих территорий, а наказание за желание жить и сохраниться, как нация и государство.


Почему Россия станет беднее Казахстана и даже Габона http://tvrain.ru/teleshow/slon_na_dozhde/pochemu_rossija_stanet_bednee_kazahstana_i_dazhe_g-388666/

Но телевизионной риторики времён Холодной войны недостаточно – кроме аудитории «Уралвагонзавода» на неё никто не клюнет.


Поэтому лозунг «Русских людей обижают» существует в десятках интерпретаций на любой вкус. Для так сказать "интеллектуалов" есть геополитика Дугина, в которой разворачивается вековая борьба почвенников и мореплавателей, то есть евразийцев и атлантистов.


Тут тебе и мировое правительство, и метафизика, и гностические поиски, плавно уводящие в оккультный фашизм. Для тех, кто не силён в философии, но скучает по СССР, трудится футуролог-сталинист Максим Калашников. Выпуская по одной-две книги в год, он доказывает, что мировая закулиса даже тормозит научно-технический прогресс, лишь бы не допустить «русского рывка» и создания СССР 2.0.


Для православненьких (а таких в России немало) есть целый корпус идей о народе-богоносце, который стоит на страже истинной веры и противится вселенскому злу. За что, понятное дело, и страдает. В зависимости от случая, виновниками назначаются агенты бездуховного Запада, коммунисты, евреи, католики, сектанты, гомосексуалисты и т.д.

Осаждённая крепость

Короче говоря, почувствовать себя обиженным в России нетрудно. Каких бы взглядов ни придерживался человек, для него уже заготовлено подробное объяснение, кто, почему и как именно его обижает. По отдельности все эти доктрины кажутся бредом, а их авторы – проходимцами. Но уже год назад (!) почти 60% россиян беспокоились по поводу притеснений русских за границей, особенно в Украине.

Чтобы в ложь поверили, она должна быть грандиозной. 66% россиян были уверены в том, что в Украине ущемляется русский язык, 38% - что русских здесь подвергают психологическому давлению, а ещё 32% – что на русских оказывают давление физическое. В общем, неудивительно, что сотни россиян по зову сердца отправились в Донбасс защищать своих соотечественников от «Правого сектора», а заодно – от Губки Боба, гомиков и прочих ужасов Евросодома.


Идеология осаждённой крепости рассчитана главным образом на внутреннего потребителя и оправдывает себя. Уже к исходу 2014-го россияне стали лучше оценивать работу местных властей, системы образования и здравоохранения, а рейтинг Путина подскочил к небывалой отметке. Ничего удивительного: масштаб внутренних проблем всегда приуменьшается перед лицом внешней угрозы.

Впрочем, всё отнюдь не сводится к оболваниванию масс. Уже в конце 2013-го в российской Высшей школе экономики предсказывали возможность обращения Кремля к доктрине осаждённой крепости. Причём речь шла не только о риторике, но и об экономической и политической модели. К сожалению, прогноз оправдался – Путин взялся строить крепость, которую никто не хочет осаждать.

Тупик изоляционизма

В обиженном ворчании России многим слышатся нотки имперских претензий. Даже в странах Балтии забеспокоились, как бы Кремль не взялся защищать и тамошних русскоязычных. Но на самом деле, всё точно наоборот. Мы присутствуем при закрытии российского имперского проекта.

К 15-му году путинской эпохи силы России истощились. Имеющийся экономический, управленческий и интеллектуальный потенциал окончательно перестал соответствовать геополитическим претензиям Кремля. Сколково, победная война с Грузией, олимпиада и другие воодушевляющие проекты не могли заслонить отставания. Ракеты упрямо продолжали падать на старте, а протестные настроения – расти.

Поэтому в Кремле было принято решение разворачивать оглобли. Благодаря агрессии в Украине сделать это удалось быстро и под анестезией патриотического угара. Демонстративный отказ играть по правилам можно истолковать, как вызов миропорядку. Но в случае России – это признание собственного бессилия двигаться вперёд.


Когда Остап Бендер больше не смог притворяться гроссмейстером, он устроил драку и сбежал. Примерно так же поступил Путин, хлопнув дверью и ударившись в изоляционизм. Блажь про сакральный Крым и защиту русских от карателей «Правого сектора» - не более, чем повод бросить шахматные фигуры в лицо миру, чтобы потом забиться в медвежий угол, судорожно вцепившись в ядерную дубину.



Источник